28.8° 30% 749мм

Криворожский альпинист Геннадий Лебедев: "С удовольствием иду на любую гору"

10:55, 27 июл 2010 , ИА "Кривбасс On-Line" г.Кривой Рог

Криворожский альпинист Геннадий Лебедев: "С удовольствием иду на любую гору"Геннадий Лебедев. Мастер спорта международного класса по альпинизму. Отличная техническая подготовка в работе на скалах, льду, снегу. Имеет восхождения на скальные технически сложные стены и на восьмитысячник Дхаулагири. Продолжает совершать стенные, техничные восхождения и участвовать в Гималайских экспедициях. В родном городе в 1998 году профинансировал строительство скалолазного стенда, продолжает материально поддерживать тренерский состав юных спортсменов. По образованию - инженер. В Кривом Роге возглавляет фирму-подрядчик комбината "АрселорМиттал Кривой Рог", сотрудники которой занимаются высотными работами.

Вот такую скудную информацию удалось «откопать» во всемирной паутине о нашем земляке, который своими экспедициями прославлял не только свое имя, но и наш город.

- Геннадий Игоревич, расскажите о себе немного подробнее...

- Родился в 1953 году в семье военнослужащего, отец служил на Дальнем Востоке на Камчатке. Когда мне исполнилось десять лет, родители переехали в Гоголевскую Диканьку, что на Полтавщине. После окончания средней школы я поступил в Одесский институт холодильной промышленности, который благополучно закончил в 1975 году. После распределения волей судьбы я оказался в Кривом Роге, в котором продолжаю проживать и по сей день. С 1975 года вся моя трудовая деятельность связана с Криворожским металлургическим комбинатом, ныне это «АрселорМиттал Кривой Рог». Сначала работал в УкрЭнергоЧермете, а затем в 1993 году, после развала Советского Союза, организовал свою фирму, которая занимается высотными работами с применением альпинисткой техники. В общем то, чем я занимался на протяжении всей жизни, перенес и на производство.

- С чего начинался Ваш спортивный путь?

- Я не могу сказать, что мой спортивный путь с чего-то начинался, в школе как все дети играл в футбол, занимался акробатикой, в тяжелой атлетике даже подобрался к званию кандидата в мастера спорта в наилегчайшем весе. Все это и заложило базу моей общефизической подготовки. Серьезно занялся спортом, в частности альпинизмом и скалолазанием, будучи студентом первого курса.

- Как Вы пришли в альпинизм?

- Да совершенно случайно. У меня был товарищ Днепровский Николай, который спортом никогда не занимался, но от природы был жилист и физически крепок. И вот однажды он подходит ко мне в общежитии и говорит: «Я здесь познакомился с альпинистами, хочешь с нами поехать зимой в Карпаты?». В то время в моем представлении понятие альпинист было чем-то нереальным и недостижимым. Я ответил, что наверное, не смогу, не потяну, у них все серьезно. В ответ услышал: «Да нет, там все нормальные ребята, все у них обычно, поехали». В общем, убедил он меня. Первый раз я съездил в Карпаты зимой, мы сделали восхождение на Петрос и Говерлу, это высшие точки Украины. Собственно говоря, с этого все и началось. Уже весной поехал на свои первые соревнования, которые проводила одесская секция альпинизма «Буревестник». Следует отметить, что тогда она насчитывала более восьмисот человек, это была очень мощная организация, которая каждую весну и осень проводила соревнования на Южном Буге. Там находятся «приличные» скалы, на которых проводились масштабные соревнования. Чтобы понять размах этого мероприятия, стоит сказать, что в нем принимали участие более полторы тысячи альпинистов, которых нужно было организовать и, как минимум, накормить, для этого использовались военные полевые кухни. Вот с этого студенческого общения - костер, гитара, звездное небо - все и началось.

После сдачи нормативов впервые получил путевку на Кавказ, где при социализме существовала система альпинистских лагерей, которые организовывались по линии профсоюзного комитета. Путевка стоила двадцать восемь рублей, стипендия была сорок пять, то есть студент мог себе позволить поехать в такой лагерь даже без помощи родителей. И вообще я считаю, что при Советском Союзе была очень серьезная школа альпинизма, возможно, лучшая в мире. С развалом Союза это, к сожалению, со временем пропало.

- Альпинизм - это спорт?

- Занимаясь альпинизмом в молодости, все-таки  относил его к спорту. Этому способствовало присутствие спортивных разрядов и званий, они стимулировали желание самосовершенствоваться и двигаться вперед. Когда выполнил третий разряд, уже думаешь о втором, а там и о первом, дальше - кандидат в мастера спорта, мастер спорта, мастер спорта международного класса... И так все время, как говорится, «гонка по вертикали».

С годами начинаешь понимать, что это скорее всего не спорт, а образ жизни - так бы я это назвал. Это образ мышления, состояние души, это то, чем живешь. По крайней мере тогда, когда серьезно ходил в горы, у меня вся жизнь сводилась к тому, что возвращаясь с очередной экспедиции, уже после недельного отдыха перед глазами стояли горы, уже хочется  куда-то ехать, куда-то взойти. Да и сама природа, и атмосфера действует на человека притягательно. В своей многолетней практике не встречал человека, который побывал в горах и сказал, что ему не понравилось, что там не красиво, что там люди плохие. В альпинизме плохие люди долго не протягивают, их выталкивает специфическая атмосфера гор.

- Горы это романтично и опасно одновременно. Чем Вас покорили горы?

- Здесь все в комплексе - и романтика, и экстрим. Вообще, мне нравятся экстремальные виды спорта: это и горные лыжи, прыгал с парашютом, да и в горы тоже идешь за «дозой» адреналина. Ведь все мы прекрасно понимаем, чем это иногда заканчивается. У меня много знакомых погибло в экспедициях, но так устроен человек, что трудности и риск лишь подталкивают нас к новым восхождениям.

- Расскажите о Вашем первом восхождении?

- Я уже упоминал его, это студенческое зимнее восхождение на Петрос и Говерлу. Оно памятно всем. В те времена не было нормального альпинистского снаряжения, и вот мы в фуфайках, в пастушьих полных снега колыбах, расположенных у подножия горы, нарубив еловых лап спали в военных ватных спальных мешках. Ночью все стремились поближе к костру, к утру у кого - то спальник сгорает. Все это добавляло положительных эмоций, в общем, было интересно. И вот, в таких условиях мы совершили первое восхождение. С нами были альпинисты - разрядники побывавшие уже в «больших» горах, которые давали дельные советы. Перед восхождением мы, как положено, прошли необходимую теоретическую и практическую подготовку.

- Как проходит подготовка к восхождению?

- Когда начинается подготовка к более сложным восхождениям, разносторонняя подготовка проводится обязательно. Для каждой горы существует описание маршрутов, которые изучают все члены группы. Если же это первое прохождение, то маршрут предполагаемого восхождения просматривается в бинокль, составляется тактический план. Даже хронометрируется время падения камней, все это делается, чтобы обезопасить маршрут и не попасть под камнепад или лавину. Ну, а затем группа пытается выполнить намеченный план, хотя во время подъема возможны коррективы, вызванные метеоусловиями, состоянием рельефа, сложностью маршрута. Всего не предусмотришь.

- Сколько времени занимает подобная подготовка?

- Все зависит от категории вершины. Все горы делятся на шесть категорий сложности, каждая из них разделяется еще на две подкатегории. Самое простое восхождение - это 1-а и 1-б, далее идут 2-а и 2-б, и так далее. Ну а завершают эту классификацию самые сложные восхождения категории 6-а и 6-б, это, как правило, «стенные» восхождения или подъемы на большую высоту - 8000 метров и выше.

Раньше существовала практика поэтапного прохождения всех категорий сложности, что было правильно. Сейчас зачастую бывают моменты, когда человек сходил на 1-а и уже лезет на «пятерку» - это, как правило, хорошо не заканчивается. В частности, в Крыму в этом году погибло много альпинистов, все это происходит от недостаточного контроля, а кое-где и полного его отсутствия.

- Вы покорили не один восьмитысячник. Скажите восмитысячник для альпиниста-это максимальное достижение?

- Не совсем, альпинизм делится на несколько классов, в которых проводятся соревнования. Это скальный класс - высоты до 4200м, технический - до 5500м, высотно-технический - до 6500м и высотный - от 6500 до 8800м. В каждом классе свои сложности и своя специфика, есть очень сложные «стенные» маршруты в скальном классе, которые очень отличаются от высотных маршрутов. Чтобы было понятней, это как в легкой атлетике спринтерская и стайерская дистанции. И первое и второе бег, но отличие колоссальное - и в подготовке, и в технике, даже спортсмены выглядят по разному - мощные спринтеры и «сухие» стайеры. Так и в альпинизме можно развести эти виды. Есть спортсмены, которые ходят только на скальные и «стенные» маршруты. Здесь особая техника, как правило, тепло, а в высотных восхождениях свои «прелести» - холод, кислородное голодание и т.д. Так что у каждой «специализации» свое максимальное достижение.

- Что сложнее: покорить вершину или спуститься с покоренной вершины?

- В техническом плане, конечно, взойти гораздо сложнее. Зачастую восхождение делается по северной «стене» на какую то вершину, которая представляет из себя стену с крутизной до девяноста градусов. А южные склоны, к примеру, пологие, поэтому спуск планируется по наиболее простому маршруту. Бывают случаи, когда гора со всех сторон сложная и проще спуститься по пути подъема. Для этого во время подъема на каждой «станции», через каждые сорок метров оставляются петли, по которым спортсмен может быстро спуститься вниз. Но история альпинизма говорит, что во время спуска происходит до шестидесяти процентов несчастных случаев. Виной этому становится усталость, некоторая расслабленность, эйфория от подъема на вершину способствует потере концентрации.

- Что такое «Золотой ледоруб»?

- Это приз, который учредила европейская ассоциация альпинизма, и присуждается он за лучшее восхождение, совершенное в сезоне во всех горных системах мира представителями Европы. По сути это аналог «Золотого мяча» в футболе. Комитет из восьми бывших альпинистов, на основании поданной документации, а также фото и видеоматериалов, выбирает лучшего.

- Среди награжденных есть украинцы?

- Нет. Однажды рассматривался маршрут киевлянина Игоря Чаплинского, с которым я входил в состав сборной Украины, но до награждения дело не дошло. Несколько раз награждались россияне, но в России альпинизм развит гораздо лучше, чем у нас.

- Расскажите, какие самые экстремальные ситуации случались с Вами при восхождении?

- Это было на восьмитысячнике Дхаулагири, мы делали парное восхождение с Игорем Свиргуном. Последний наш лагерь располагался на высоте 7450м, высота горы 8167м. Мы планировали выйти в три часа ночи, но тридцатиградусный мороз и шквальный ветер  не позволили нам начать восхождение в запланированное время. Расположение лагеря мы покинули в шесть часов утра, к двум часам дня мы достигли последнего снежного кулуара (снежная ложбина между скалами), до вершины оставалось триста метров по протяженности, а по перепаду метров восемьдесят. У подножия кулуара Игорь говорит мне, что уже не в силах продолжать восхождение. Я ему сказал, чтобы он спускался вниз, а сам мол, закончу восхождение и сделаю несколько фотографий в доказательство нашего пребывания на вершине. С большим трудом мне удалось пролезть через этот кулуар и взобраться на гребень, передо мной раскинулось каменное плато размерами с футбольное поле, а немного левее торчала вершина похожая на утюг.

Официальное подтверждение вашего пребывания на горе должен сделать офицер связи,  находящийся в базовом лагере. Часто бывает, что вершину не видно в оптические приборы, и тогда в качестве доказательства нужно описать увиденное. Ничего примечательного вокруг не увидел, валялись кислородные баллоны (иностранные экспедиции совершают восхождения в основном с ними), и я решил запомнить номер баллона, состоящий из трех цифр. Но, находясь в состоянии кислородного голодания, даже после пяти попыток сделать мне это не удалось: вроде запомнил, отошел на метр - уже забыл. Сделав фотографии, начал спуск, достиг кулуара, перед ним находилось снежно ледовое плато, которое мне нужно было пересечь. Замечаю, что у меня растегнулась «кошка» (зубчатая платформа, прикрепляющаяся к подошве обуви для облегчения передвижения по льду). Лег на снег поправить «кошку», время было половина четвертого, а очнулся в половине шестого. То, что я очнулся можно считать чудом, возможно, помог мне мороз, который в Непале резко крепнет, когда садится солнце. Очнувшись, не теряя ни минуты, продолжил спуск к штурмовому лагерю. Из-за темноты палатку нашел тоже не с первого раза.

В этой экспедиции в группе, которая шла после нас, погибла женщина. На спуске она осталась последней, это можно занести в «минус» мужикам, которые шли в группе, все спустились, а она нет, и все поиски ни к чему не привели.

- Что самое опасное в экспедиции?

- Все опасности возникают в процессе восхождения, предусмотреть всего практически невозможно.

- Какими качествами должен обладать хороший альпинист?

-Никакими сверхчеловеческими, должен быть готов технически и тактически, уметь «работать» на скальном, ледовом, комбинированном и снежном рельефах.

- Сколько на Вашем счету покоренных вершин?

-Специально я не считал, но - думаю порядка трехсот. На один только Эльбрус, высшую точку Европы (5630м), более тридцати раз, после тридцатого перестал считать. Если брать восхождения только высшей категории сложности 6-а и 6-б, таких наберется более пятидесяти.

- Вы измеряете горы «маршрутами», есть у Вас любимые маршруты?

- Наверное такими можно назвать маршруты того же Эльбруса, сколько раз ходил и еще хочется. В августе планирую очередное свидание с ним.

- Ваша любимая гора, если такая есть?

- Нет, выделить какую-то одну - это значить обидеть другие, я с удовольствием иду на любую гору.

- Немного лирики, Вы можете, что-то добавить к стихам В.Высоцкого:
«Так оставьте ненужные споры!
Я себе уже все доказал -
Лучше гор могут быть только горы,
На которых еще не бывал»?


- Конечно, здесь Владимир Семенович как в воду глядел, я горжусь тем, что мне довелось пообщаться с ним. При подготовке к съемкам фильма «Вертикаль» он неоднократно приезжал на Кавказ, много общался с альпинистами, давал для них концерты. Высоцкий - человек настолько тонко понимающий жизнь, что к его стихам нечего добавить.

- Вы не собираетесь написать книгу о своих походах?

- Мне неоднократно предлагали сделать это, да и материала собралось достаточно, наверное просто еще не наступил мемуарный период в моей жизни.

- Есть ли у Вас непокоренная вершина?

- Есть. Была мечта взойти на Эверест, это, к сожалению, мне так и не удалось, но реальный шанс был. В 1999 году планировалась первая украинская экспедиция на Эверест. В составе сборной Украины к восхождению готовились двенадцать альпинистов, из которых десять пошли на гору. По всем нормативам я был седьмым, но из-за нечистоплотных действий тренера и федерации альпинизма меня вывели из состава сборной без объяснения причины. С тех пор в сборную я не ездил, хотя предложения поступали неоднократно.

Хотя если брать глобально, то была еще одна задумка: взойти на высшие вершины всех континентов. К сожалению, выполнить задуманное удалось лишь частично - Северная Америка, Южная Америка, Африка и Европа покорены, осталась Азия (Эверест) и Антарктида. И если взойти на Эверест с кислородом для меня реально и сейчас, невзирая на финансовую составляющую в размере 15 тыс. долларов, то экспедиция на высшую точку Антарктиды гору Элсуорт (4897м) - неподъемна как раз в финансовом плане (35 тыс. долларов).

- Сыновей отправили бы в горы?

- Нет. Хотя мы вот недавно ездили в Тибет, я взял с собой младшего сына Александра, ему шесть лет. На Тибете есть священная гора Кайлаш, вокруг которой происходит постоянное паломничество. Считается, кто пройдет вокруг нее тринадцать раз, полностью очистится. Один круг равняется пятидесяти одному километру на высоте почти всегда выше 5000м. Вот Саня самостоятельно прошел один полный круг, преодолев перевал 5630м. Местные гиды были шокированы, до этого самым младшим участником был десятилетний мальчик, и то его периодически несли на руках.

Старший сын Игорь тоже занимался скалолазанием и альпинизмом, в пятнадцать лет выполнил второй разряд по альпинизму, выступал на международных турнирах, в частности в Москве на этапе Кубка мира среди юниоров. Но однажды пришел и сказал, мол не буду больше ходить в горы. Возможно это и к лучшему, одно дело рисковать собой, другое - сыном.

Средний сын Андрей увлекся футболом, закончил ДЮСШ «Кривбасс-84». Сейчас Игорь и Андрей играют в нашей футбольной команде «Эверест».

- Часто приходилось терять друзей в походах?

- Да(паузу). Да(пауза). Да... Это очень тяжело, зная человека не один год, зная его семью... Очень сложно сообщить о случившемся, это такие душевные муки... Словами это трудно передать.

- Как Вы относитесь к высказыванию: «Вершину нельзя покорить, на нее можно взойти»?

- Согласен однозначно. С вершиной всегда нужно быть на «ВЫ», гору нужно уважать и любить.

- Вы относитесь к горе как к живому существу?

- В принципе да. Бывает, что спортсмен попал в лавину и уцелел, затем под камнепад - травмировался, но выжил. Существует поверье, что это гора посылает сигнал об окончании карьеры альпиниста. Очень часто, не прислушавшись к подобным «звоночкам», альпинисты гибнут уже в ближайших экспедициях.

- Горы снятся часто?

- Мне вообще сны снятся крайне редко, хотя, конечно, бывает. Горы и так вокруг меня везде - на фото, в разговорах, в воспоминаниях. Часто звонят друзья, вот недавно предложили осенью идти в экспедицию, но я отказался.

- Что заставило отказаться?

- Сейчас могу отказаться только из-за того, что я физически не готов к этому. К хорошей экспедиции, даже в 30 лет, нужно готовиться полгода, а в мои 57 нужно тренироваться круглый год, чтобы быть готовым к серьезной  высотной экспедиции. Если такой готовности нет, то все это превращается в авантюру, бессмысленный риск и собой, и рядом идущими товарищами, которые в случае чего могут из-за тебя пострадать. Нужно всегда трезво оценивать свои возможности.
 
- Тяжело дается такая «трезвость» оценивания своих возможностей?

- Тяжеловато.

- Какой рацион питания в горах?

- На высоте, большинство продуктов питания просто не усваивается организмом. Поэтому пища крайне проста и неприхотлива. Среди продуктов на первое место можно поставить стратегический украинский продукт - сало. Оно идет на «ура» не только у наших спортсменов, но и у иностранцев. В условиях высокогорья хорошо усваиваются рыбные консервы, особенно в томатном соусе. Среди напитков безусловный лидер - чай. В любой экспедиции всегда присутствует алкоголь, приходящим с высотного выхода он помогает расслабиться. Кстати, и на большой высоте в каждой группе есть фляга с коньяком, так как в условиях кислородного голодания ночью очень трудно уснуть, а чай с коньяком помогают хоть немного забыться.

- Геннадий Игоревич, как Ваши домашние относятся к Вашим походам?

- Во все времена родные и близкие тяжело относились к моим походам, все понимали, чем это могло закончиться. Но в то же время было так, что и обсуждению это не подвергалось. 

- Вы очень любите футбол, можете сравнить футбол с альпинизмом?

- Их можно сравнить только как командные виды спорта, в которых ест свои лидеры и «чернорабочие». Но только качественно подобранному, сбалансированному коллективу по силам серьезные достижения.

- Вы поддерживаете молодых скалолазов и альпинистов, для Вас это принципиально?

- Конечно, для меня важно, чтобы этот вид спорта развивался в нашем регионе, хорошие люди получаются из альпинистов. Да и вообще, я уважаю всех спортсменов, уважаю их труд, уважаю физкультурников в конце концов. И если этими вопросами не занимаются на государственном уровне, кто же, если не мы, имеющие возможности,  подумает о будущем этих детей.

- Геннадий Игоревич, огромное спасибо за беседу. Желаем Вам покорить еще не одну вершину!

Беседовал Олег Манагаров

ffkr.org

КОММЕНТАРИИ — 0


Популярное

Топ обсуждаемых